Андегрунд

История субкультурных движений за последние 25 лет обросла домыслами и мифами, созданными в средствах массовой информации, кинематографом и городским фольклором. Урбанистическая субкультура Перестройки на текущий момент описана главным образом с точки зрения рок-журналистики, немногочисленными арт-критиками 1990-х и 2000-х и вольными авторами, объединивших самодостаточные и разнородные образования андеграунда в единую массу «неформалов» и поклонников «русского рока». Авторы этих публикаций высветили прежде всего отдельные фигуры, вписавшиеся в новый порядок постсоветского общества, и значительно сузили повествование до немногочисленных событий. В результате расплывчатого описания из повествования выпали особенности коммуникации андерграундной среды - уличной, сквоттерской и меломанской, проникнувшей практически на всех этажи перестроечного социума. Коммуникативную историю «уличных племен» в настоящий момент мы и пытаемся воссоздать в контекс те того периода.

Нынешняя ситуация удивительна еще и тем, что одни субкультуры попали в фокус внимания СМИ ( стиляги, битники, хиппи, ньювейверы, ленинградцы, ростовцы, новосибирцы, свердловцы), другие же как будто и не существовали вовсе. Из написанной хроники совершенно выпала история московских панков, рокабиллов, металлистов, байкеров, люберов, утюгов, брейкеров и стритфайтеров. Которые являлись основой субкультурных движений столичных улиц, где противостояние официоза и андерграунда достигло своего апогея, протекавшего не в политических, а артистических и меломанских кругах…

Необходимость создания архива субкультур была осознана самими участниками андерграундных движений, на данный момент пребывающих в статусе «андерграунда андерграунда», в связи с тем, что, созданные в течение последних лет мифологии начали обрастать очередными слоем искажений и пересказов. В новейшей истории кроме абстрактных «неформалов» и отчасти хипповской «системы» 70-х факт существование иного культурного пласта длинною в несколько десятилетий попросту не упоминается, и эта ситуация уже кажется не забавной, а попросту не приемлемой. Сложить воедино разнородные воспоминания непосредственных участников, не утратив стилистических градаций, особенностей языка улиц и многослойности этого явления действительно сложно. Сложно даже на уровне расстановки акцентов и векторов для понимания…но надо пробовать, хотя бы потому что больше уже некому.

Миша Бастер, www.compost.ru