Заграница


Немецкие переселенцы: приобретение или обуза?

Почему им позволяют занимать наши рабочие места? Почему их содержат за счет наших пенсионных касс, куда они не внесли ни цента? Почему, когда они прибывают в Германию, государство из наших налогов дарит им деньги на строительство домов или покупку квартир? У них многодетные семьи - и поэтому в наших детских садах ощущается нехватка свободных мест...

Поясню: «им» - значит немцам российским (так называют всех выходцев из бывшего Союза). А «наши», то есть те, у кого возникают такие вопросы, - это немцы немецкие.
(одна статья из эмигрантской прессы, Журнал "Заграница")

Исключая краткий период 70-х и середины 80-х годов прошлого века, когда немецких переселенцев в ФРГ встречали чуть ли не с оркестрами, букетами цветов и ковровыми дорожками у самолетных трапов, эти «почему?» - тише ли, громче ли, - звучат и в частных беседах, и в прессе, и в предвыборных речах политиков разного уровня. Общественное мнение склоняется (а может, его склоняют?) к выводу, что российские немцы - обуза для Германии. Ведь, согласно расхожему мнению, переселенцы из бывшего СССР малообразованы, предрасположены к алкоголизму и наркомании, в их среде высока преступность. И растет недовольство бюргера, выплескиваемое в обобщающем вопросе: да почему же они все едут и едут, а Германия их принимает и принимает?!

Почему они едут?

В Германии, как известно, нет общества «Знание», чьи лекторы, наряду со средствами массовой информации, как умели, так и просвещали население по всем вопросам бытия. К средствам массовой информации я еще вернусь, а по поводу отсутствующего общества «Знание» скажу, что здесь, похоже, его с успехом заменяет церковь. Во всяком случае, буклеты с заголовком «Поздние переселенцы. Можно ли их ненавидеть? Аргументы против предубеждений» выпустили и распространяют евангелисты. В отличие от деятелей «Знания», они несут свое слово исключительно по убеждению, а не «галочки» или оплаты ради. И отвечая на первый вопрос: «Почему они едут?» - доходчиво объясняют читателю, что, согласно ст. 116 Конституции ФРГ, шпетаусзидлеры являются немцами. Далее из контекста следует: поздние переселенцы - не иностранцы в Германии, хотя их въезд в страну регулируется квотами и другими обязательными условиями. Но едут они сюда не в гости, а на родину. Кроме того, российские немцы напрямую относятся к тем, кто пострадал в результате Второй мировой войны - подвергся тотальной депортации, у них полностью было отобрано имущество, их голословно обвинили в пособничестве фашистам и т. д.

И так, шаг за шагом, со ссылками на действующее законодательство, авторы буклета тщательно разбирают и другие «больные» вопросы. Почему, например, российские немцы, ни дня не проработав в Германии, получают здесь пенсии? Да потому, что они - граждане ФРГ, следовательно, подлежат пенсионному обеспечению (хоть размер начисляемых им пенсий значительно ниже, чем у их сверстников - местных немцев). Шпетаусзидлеры отбирают у местных рабочие места? Отнюдь. В ряде отраслей экономики страны ощущается постоянная нехватка специалистов, которых, напомню, приглашали даже из Индии. Кроме того, нельзя забывать о неблагоприятной демографической ситуации в Германии, а вот за счет приема аусзидлеров эта проблема худо-бедно решается. И что особо важно, на мой взгляд, в буклете присутствуют цифры, которые развенчивают всевозможные домыслы и слухи. Например, в нем, со ссылкой на официальные источники, сказано, что российских немцев в возрасте до 45 лет от общего их числа в Германии в 1998 году было 71,2%. У местных этот показатель составлял 56,6%. А вот тех, кому за 45, у руссланддойче было 28,8%, а у местных - 43,4%. Это я к разговору о том, кто кому будет выплачивать пенсию через десять-пятнадцать лет.

Что же касается «подарков» в виде средств на постройку или покупку жилья, то точно такие же «гешенки» в виде низкопроцентных долгосрочных ссуд могут получить все без исключения люди, постоянно проживающие в Германии. В том числе и эмигранты. В соответствии с условиями специальной программы жилищного строительства, принятой правительством еще в 1989 году, на государственную помощь может рассчитывать каждый, кто имеет невысокий доход, - в частности, многодетные родители или семьи, в которых есть ребенок-инвалид.

Несколько слов об СМИ

Думаю, я не открою Америки, если скажу, что германские средства массовой информации рассказывают о российских немцах в основном предвзято, с издевкой, с сентенциями вроде: «Не позволим превратить Германию в колонию Казахстана!»

Помнится, в прошлом году коллега из местной газеты, пытаясь опровергнуть такую мою оценку, ссылался на весьма позитивный, по его мнению, материал, в котором шла речь о Ганноверском культурно-просветительском обществе и его активистках. Материал действительно не носил характера очернительства. Рядом с огромной (минимум, на полполосы) фотографией персонажей шла узенькая колонка текста, где о деятельности самого общества было сказано вскользь - дескать, существует. Зато стол, за которым шел разговор репортера с его визави, описывался куда как красочно: и водочка там присутствовала в запотевшем графинчике, и блины с икорочкой, и прочие деликатесы. Спрашиваю коллегу: а разве читателям не полезней было бы узнать, чем, к примеру, занимается общество, чем славны его участники? «Нет, - уверенно отвечает он, - читателю нужен или такой вот колорит «а-ля рюсс», или какие-то эффектные сюжеты». Например, о русской мафии, - невинно продолжаю я выстроенный им ряд. «Ну да, - улыбается собеседник, - такой материал газета сразу купит, а позитив - ну кому он интересен?»

На тему «русской мафии» я говорил со многими из тех, кто в той или иной степени формирует общественное мнение. В их числе были работники пресс-служб различных ведомств, чиновники, ответственные за интеграцию, политики. И все они, отвечая на вопрос «Почему немецкая пресса дает о российских немцах преимущественно негативную информацию?» отвечали, пусть и разными словами, но в принципе одно и то же: «Мы предоставляем прессе разносторонние и объективные сведения, но в демократической стране, каковой является Германия, она сама решает как, что и о ком писать».

В дискуссию по этому поводу ни тогда, ни сейчас вступать не намерен. Приведу лишь один пример. За первых четыре месяца текущего года в Ганновере совершено пять умышленных убийств. В первом случае был расстрелян выходец из Сицилии, во втором - убили турецкого предпринимателя. Затем были застрелены два косовских албанца. И пока последний в этом скорбном списке значится турецкая супружеская пара - их садистски зарезали прямо в помещении принадлежавшего им склада. Так вот, ни в одном из репортажей (а о каждом из этих ЧП по два-три дня кряду писала вся ганноверская пресса) словечко «мафия» ни разу не употреблялось. Представляю, какие эпитеты украсили эти материалы, если бы в числе подозреваемых оказался кто-то из русскоязычных!

При этом я нисколько не идеализирую нашу молодежь и тех, кто бывает не в ладах с законом, но зачем же мазать всех черной краской? И если немецкому читателю неинтересно, каких успехов добиваются в Германии наши школьники, студенты, спортсмены, рабочие, инженеры, врачи и представители множества других профессий, то не вина ли в этом самих немецких СМИ, отбивших охоту у потребителей их информации к «разумному, доброму, вечному»? Или считается априори, что к российским немцам подобные категории неприменимы?

Мне не раз приходилось слышать два взаимоисключающих суждения. Первое исходит от активистов из числа российских немцев. «Мы, - говорят они, - беремся за любую работу, в том числе и за ту, от которой отворачиваются местные; мы даем в пенсионные кассы больше, чем оттуда выплачивают нашим старикам; нам никто не дарит деньги «за красивые глаза» - мы берем их в кредит под проценты». Второе суждение в разных вариантах озвучивают чиновники ведомств, отвечающих за интеграцию. «Поскольку российским немцам практически сразу по прибытии в Германию присваивают немецкое гражданство, - заявляют они, - а отдельной статистики по шпетаусзидлерам не существует, то и все разговоры на эту тему неконкретны».

Но в таком случае позвольте спросить: на каком основании пресса и те же чиновники рассуждают о «непропорционально высоком проценте правонарушителей среди поздних переселенцев»? Может быть, фантазируют? А может быть, пугают? Но кого и зачем?

Есть такая статистика

При том, что общее число безработных в Германии в 2000 году достигло 10,7%, в 2001-м - 10,3% и в 2002-м - 10,8% (а среди иностранцев и того выше - 17,3%, 17,4% и 19,1% соответственно), безработных-аусзидлеров было в 2000 году - 9,1%, а в 2001-м - 9,8%. Более того, если взять за точку отсчета 1997 год, когда количество безработных российских немцев составило 150-970 человек, налицо устойчивая тенденция к существенному снижению этого показателя. Так, в 1998 году их уже числилось 126.035, в 1999-м - 99.659, в 2000-м - 77.377, в 2001-м - 64.770, а в 2002-м - 59.367 человек (источник: Федеральное ведомство труда, Нюрнберг, 2003 год).

Статистика беспристрастно свидетельствует: российские немцы вносят в государственную казну значительно больше, чем оттуда приходится тратить на выплаты этой категории граждан Германии. Только в 1989-1990 годах расходы превысили поступления на 4,9 млрд. DM, в т.ч. по пенсионным фондам на 0,9 млрд. DM, по больничным кассам на 1,2 млрд. DM и на пособия по безработице на 2,8 млрд. DM. Но уже с 1991 года картина радикально меняется. В период с 1991 по 1995 год превышение доходов над расходами составило 8,1 млрд. DM, в 1996 - 2000 годах - 49,6 млрд. DM, а ожидаемый показатель на период 2001-2005 годов составит,

как утверждают эксперты, не менее 22,3 млрд. евро! Из них в пенсионные фонды поступит на 16,5 млрд. евро больше, чем планируется выплат; в больничные кассы - на 1,9 млрд. евро, а в фонд помощи по безработице - на 3,8 млрд. евро больше. Итого: на сегодняшний день Германия имеет около 42 млрд. евро чистой прибыли от результатов трудовой деятельности российских немцев, которых, начиная с 1989 года, в страну прибыло свыше 2,2 млн. человек (источник: Институт немецкой экономики).

Федеральное административное ведомство приводит также данные о возрастной структуре контингента российских немцев в Германии, сопоставляя их с теми же категориями коренного населения. Судя по ним, приоритет у переселенцев. Так, в 2001 году их возрастная группа от 6 до 18 лет в процентном выражении составляла 6,99% при 5,80% у местных; от 18 до 20 лет - соответственно 22,11% и 13,41%; от 20 до 25 лет - 4,14% и 2,24%; от 25 до 45 лет - 32,35% и 31,42%; от 45 до 60 лет - 14,03% и 19,32%; от 60 до 65 лет - 3,99% и 6,45%, а свыше 65 лет - 6,29% и 15,92%.

По поводу двух последних пропорций не могу не отметить один нюанс. В печати муссируется такой вот пассаж: «Демографическая ситуация в Германии складывается весьма неблагоприятно. Растет доля населения, чей возраст превышает 60 лет. В значительной степени этому способствуют достижения современной медицины и высокий уровень жизни в стране».

И столь часто это твердят, что невольно ловишь себя на мысли: да что же это творят немецкие ученые и политики! Это ж надо, как растянули жизнь своих граждан! Да если бы не наши старики, прожившие жизнь в стране «развитого социализма» и потому мрущие здесь, едва достигнув пенсионного возраста, совсем бы Германия на корню зачахла. А так, при нашей посильной поддержке, глядишь - хоть демографический показатель подправит. Поэтому считать российских немцев обузой совершенно неправильно. Это я вам заявляю вполне ответственно и без малейшего опасения быть объявленным антидемократом.