Церковь и религия 80х

Для начала 80-х гг. в политике властей по отношению к церкви характерна некоторая двойственность. С одной стороны, сильно ужесточились репрессии против инакомыслящих, в том числе и против верующих. По некоторым данным численность заключенных за активное исповедание веры достигает предельного числа за весь послехрущевский период, превысив 400 человек, В отношении официальной Церкви политика властей была несколько иной. Верующие люди выражают убеждение, что при Андропове отношение к ним и к духовенству стало значительно более уважительным, чем раньше, при Брежневе, или позже - при Черненко. Хотя уступки, сделанные Церкви в годы власти Андропова, были мизерными: открыты около 10 храмов, жестче стали меры в отношении административных работников, сгоравших на ниве борьбы против религии. Главным событием религиозной жизни времён Андропова было возвращение Церкви в 1983 г. Свято-Данилова монастыря.

Правда, при Андропове снова заговорили об изменении государственного законодательства о религиях, в котором никаких радикальных изменений не предусматривалось, а планировались лишь некоторые косметические исправления, как-то: «замена термина антирелигиозная пропаганда ... термином атеистическая пропаганда». Подчеркивалось при этом, что никакого идеологически нейтрального государства быть не может. Проект нового законодательного акта лишь более «четко регламентировал вопросы, связанные с деятельность религиозных организаций, определял основы их правового статуса».

Тем не менее, последовавшее за андроповским правление Черненко по отношению к религии было ещё более жестким. В этот период власти попытались даже отменить решение о возвращении Церкви и восстановлении из руин Свято-Данилова монастыря. Только лишь после обещания, что комплекс не будет функционировать как монастырь, что там будут расположены лишь административные здания, восстановительные работы были продолжены, и завершены лишь к 1988 г., году 1000-летия Крещения Руси. К концу 80-х гг. удалось поселить там 40 монахов, открыть три храма и воскресную школу. Самым главным атеистическим деянием Черненко можно считать апрельский пленум ЦК КПСС 1984 г. по вопросам школьной реформы. В идеологическом разделе проекта этой реформы от школы требовали воспитывать молодёжь, формируя из нее граждан с твёрдыми коммунистическими убеждениями на идеалах марксизма-ленинизма. Сами работники народного образования должны усилить внимание к политической учебе, изучению марксистско-ленинской теории. Того же самого требовали и от родителей, а трудовые коллективы, в которых работали родители, должны были строго спрашивать с них за изъяны и недоработки в семейном воспитании. Комсомолу же поручалось разработать систему мер для выработки у молодёжи атеистических вкусов.

В том же духе была составлена и новая Программа КПСС, принятая на XXVII съезде партии уже при Горбачеве и, несомненно, с его одобрения. Однако сам лично он воздерживался от антирелигиозных выпадов предоставляя это право своему соратнику Егору Лигачеву, который, выступая на совещании глав кафедр общественных паук в 1985 г. критиковал российскую интеллигенцию за «заигрывание с боженькой», за «выступления в пользу терпимого отношения к религиозным идеалам в пользу возвращения религиозной этики».