Live AID

Live Aid — международный благотворительный музыкальный фестиваль, состоявшийся 13 июля 1985 года. Мероприятие было частично организовано британскими музыкантами Бобом Гелдофом и Миджем Юром с целью сбора средств для помощи пострадавшим от голода в Эфиопии 1984-1985 годов. Основными площадками стали стадион «Уэмбли» в Лондоне, (вместивший 82 000 человек) и Стадион имени Джона Кеннеди в Филадельфии, (разместивший около 99 000 зрителей). Подобные концерты также прошли в Мельбурне (Австралия) и Японии. Для этого события была организована одна из самых значительных спутниковых телетрансляций в истории: порядка 1,9 миллиарда человек более чем в 150 странах смотрели мероприятие в прямом эфире, но не в СССР.

Значительная часть населения веселой планеты под названием Земля в курсе, что «разминкой» перед Live Aid послужил проект Band Aid, который в свою очередь появился на свет после того, как Боб Гелдоф увидел по телевизору репортаж Michael Buerk, рассказывавший об ужасном голоде в Эфиопии, и понял, что пора что-то делать.
Michael Buerk: «Я тогда находился в Йоханнесбурге и был корреспондентом BBC в Африке. В это время в Эфиопии уже шестой год подряд не было дождей, и ситуация из разряда критических перешла в разряд катастрофических. Люди внезапно осознали, что могут умереть, и началась массовая миграция, о чем вскоре стало известно. Мы полетели туда, затем ехали на машине по дорогам, которые были буквально усеяны умирающими людьми. Это было невероятно, их было так много. В Кореме было 40-45 тысяч человек, в Макеле – еще 80-90 тысяч. Они собирались и шли по дороге, которая вела на север от Аддис-Абебы. Им казалось, что там будет легче.
Не могу передать ощущение того бессилия, которое я испытал, видя все это. Приходилось искать спасение в размышлениях о технических деталях, логике повествования и так далее. По телевидению показали два отрывка из того, что мы наснимали. Я знал, что у меня просили репортаж на три минуты, но я снял на восемь и подумал: «К черту их всех!» Будучи иностранным корреспондентом и учитывая, какими в то время были средства связи, я, как правило, считал, что они должны радоваться уже тому, что получают. Я знал, что видео вышло очень сильным.
Тогда у телезрителей не было такого большого выбора, и аудитория девятичасовых новостей составляла где-то 10 миллионов человек, а полуденных и шестичасовых выпусков вместе – одиннадцать с половиной миллионов. Таким образом, удалось охватить почти половину населения».
Вместе с Миджем Юрой из группы Ultravox Гелдоф написал песню 'Do They Know It's Christmas', а спеть ее «всем миром» они пригласили уйму известного народа. Выпущенный 7 декабря 1984 года сингл стал на тот момент самым продаваемым в Англии и собрал 8 миллионов фунтов.

Bob Geldof: «В 84 я смотрел репортаж о голоде в Эфиопии, и я почувствовал, что должен то-то сделать. Я собрал приятелей музыкантов и записал песню ‘Do They Know It’s Christmas?’ Нашу группу мы назвали Band Aid и, таким образом, собрали каких-то денег для жертв засухи в Эфиопии».
Midge Ure: «Мы закончили работать в 8 утра и тут же послали запись на завод, а Боб отправился на Радио 1, где произнес: «В этом году жизнь – кусок пластмассы с дыркой посредине». Мы надеялись набрать хотя бы тысяч 100 и сделать песню Рождественским синглом номер один».
Michael Buerk: «Когда я слышал о пластинке Band Aid, я подумал: «Кто они такие, эти придурки?» Я тогда представлял себе рок-музыкантов как таких пустоголовых идиотов, потакающих своим слабостям и стремящихся только к тому, чтобы набить себе карманы. Я отправился в Эфиопию после Рождества и увидел восемь приземлившихся самолетов с гуманитарной помощью. Выглядело впечатляюще».

Bob Geldof: Идея Live Aid родилась, когда я оказался в Судане. И там я узнал, что грузы с продовольствием задерживаются в Порт-Судане. Когда я приехал туда, выяснилось, что причиной задержек был транспортный картель, действовавший в Порт-Судане. Так что я решил, что надо как-то самим решать проблему. Я вернулся в Англию и занялся подготовкой к концерту. Было решено, что на деньги от проданных билетов мы сможем приобрести кучу грузовиков. По моей задумке, самые известные группы должны были участвовать в концертах на двух континентах одновременно. Мы выбрали Уэмбли в Лондоне и стадион JFK в Филадельфии. Мы должны были переключаться с Лондона на Филадельфию и обратно, и, таким образом, теле-аудитория видела бы один большой концерт».
Midge Ure: «Тогда Боб сказал, что нам самим надо организовать доставку, а для этого нам нужна была целая армия грузовиком. Конечно, таких денег у нас не было. Тогда Боб подал эту идею с концертом. Эта безумная, совершенно безумная идея дала плоды».
Harvey Goldsmith, один из организаторов концерта и один из попечителей Band Aid: «На самом деле, у меня просто не было шанса сказать нет. Боб появился в моем офисе и просто сказал: «Мы это делаем». С этого все началось».
Andy Zweck, production manager: «Сейчас люди спрашивают, как кто-то мог отказаться от участия в подобном шоу? Но я хорошо помню, как Боб и Харви Голдсмит с боем заманивали артистов и с боем пробивали шоу в Америке. Бобу пришлось поизворачиваться, чтобы зазвать музыкантов. Он позвонил Элтону и сказал, что Queen и Боуи примут участие, хотя они ничего подобного не говорили. А потом он позвонил Боуи и сказал, что Элтон и Queen согласились. Все это был большой блеф».
Bob Geldof: «Когда я официально обо всем объявил, единственный, кто возмутился, был Брайан Ферри. Я просто сказал: «... и Брайан Ферри». Он тотчас позвонил мне: «Я не давал согласия». На что я ответил: «Ну что ж, откажись. Только объявляй об этом сам».
Harvey Goldsmith: «Был момент, когда мы с Бобом, Дэвидом Боуи и Миком Джаггером сидели в зале заседаний и пытались решить, как устроить их дует так, чтобы один пел в Америке, а другой – в Англии, или не могли бы мы отправить одного из них в космос. Это было полное безумие».

На BBC согласились освящать концерт, ради 16-часовог марафона отменив все ранее запланированные передачи телеканалов BBC1, BBC2 и Радио 1.

Andy Zweck: «Когда появились сотрудники BBC с расписанием, мы подумали: «Ну, вот, пришли ребята, которые знают, что и как надо делать». А потом мы посмотрели на расписание и просто расхохотались. Там все было рассчитано по минутам. По секундам.
Harvey Goldsmith: «За день до концерта я купил 20 или 30 пар больших часов и разместил их повсюду. Я разослал записки всем исполнителям, где говорилось: «Мне все равно, когда вы начнете, главное, чтобы вы вовремя закончили».
Bob Geldof: «Я был готов в штаны наложить. Если бы вдруг никто не появился, 17 часов выступления Boomtown Rats могли кому угодно показаться перебором. Поле пришлось застелить нашу постель полотенцами, потому что меня всю ночь бросало в холодный пот».

И вот час настал.

13 июля 1985. В 11.30 на Уэмбли, чтобы встретиться cо звездами, прибывают принц и принцесса Уэльские.

Bernard Doherty, PR chief: «Появились все. И Боуи, и Элтон – все. Они выстроились перед сверкающей дверью в банкетный зал и стояли, разглядывая друг друга».

«В Лондоне полдень...» Радио-ведущий Ричард Скиннер объявляет о начале концерта, и Live Aid начинается с гимна, который играют королевские гвардейцы. А затем Status Quo стартуют с 'Rockin' All Over the World'.
Brian May, Queen: «Мы должны были выступать вечером, но мы приехали к самому началу и были в королевской ложе с принцессой Дианой и принцем Чарльзом. Появились Status Quo и открыли концерт. Мне показалось, что они отлично справились».
Francis Rossi: «Когда аудитория так велика, как правило получаешь очень мощный энергетический заряд. Но вот день ощущения были просто уникальные. Не уверен, что когда-либо еще испытывал что-то подобное. Зрители были не просто кучкой людей, заплативших деньги, чтобы посмотреть шоу, они были его частью. На сцене царила настоящая эйфория.
Все пролетело в мгновение ока. Мое лицо обгорело, потому что солнце светило прямо на сцену. Оно просто палило. День был великолепный.

Мы сошли со сцены и живенько нализались. Я там весь день тусовался. Через какое-то время после того, как мы закончили, появился Боб и сказал: «Черт возьми, похоже, что нас смотрят два миллиарда человек». А я подумал: «Хорошо, что ты не сказал мне этого раньше».
Следом за Status Quo выступают the Style Council, за которыми следуют Боб Гелдоф и the Boomtown Rats.

Gary Kemp, Spandau Ballet: «Момент, когда Гелдоф остановился, исполняя I Don’t Like Mondays, и поднял руку, иначе как откровением не назовешь. Он был похож на государственного мужа. За ним хотелось следовать. Он невероятно харизматичен. Из него вышел бы потрясающий политик».

Bob Geldof: «Я осознал всю грандиозность и романтику происходящего, только когда вышел с группой на сцену. Шум толпы ощущался физически. И я выступал с песней, которую написал давным-давно ‘I Don’t Like Mondays’ и которую в Англии хорошо знали. И там есть строчка: «And the lesson today is how to die». Я, конечно, выбрал песню не из-за этой строчки, но в тот день многие вещи обрели значение, которого при иных обстоятельствах они не смогли бы обрести. И я дошел до этих слов и остановился. И эта строчка как бы повисла в воздухе. И толпа начала сходить с ума. Шум стал еще интенсивнее. И все люди, имевшие для меня значение, были там: мой отец и все-все. Я был абсолютно спокоен. И мне хотелось навсегда запомнить это мгновение неподвижности. Я очень медленно перевез взгляд справа налево, охватив все людское море передо мной, и сделал как бы такую мысленную фотографию, которая навсегда останется со мной. А потом мы как бы сняли заклятие и продолжили песню».

Phil Collins: «Все носильщики вышли помахать мне на прощание. Затем наш Конкорд взлетел. И тут оказалось, что этим же рейсом летит Шер. Я с ней не был знаком, но подошел и поздоровался, ну, типа: «Привет, а мне нравится I Got You Babe». И она поинтересовалась, что происходит. Я рассказал ей о Live Aid, и она спросила, не могла бы она тоже поучаствовать. Я ей предложил просто приехать, мол, а там посмотрим...»

А в это время на Уэмбли вслед за Говардом Джонсом на сцену выходит Брайан Ферри.
Bryan Ferry, Roxy Music: «Главным образом я помню, что у нас все пошло не так. На гитаре у нас играл Дэвид Гилмор, и в течение пары песен его гитара просто не работала, бедняга Дэвид. А наш барабанщик так усердствовал, что умудрился продырявить барабан во время первой песни. Потом мой микрофон перестал работать, что для вокалиста, мягко говоря, тот еще подарок. Кто-то из работников сцены выскочил с другим микрофоном, и я держал в руке два микрофона, и не был точно уверен, в который из них надо петь. Но все-таки это был великий день».
Следом идут Пол Янг и Элисон Мойет, а потом в пять часов Гелдоф приветствует Филадельфию. Брайан Адамс – первый артист, выступление которого видят зрители по обеим сторонам Атлантики.
Bryan Adams: «За сценой царил настоящий хаос. Помню, я направлялся к лестнице, чтобы подняться на сцену, и мимо меня прошла Йоко Оно. А когда я поднялся, мне сказали, что я должен выйти после того, как меня представит один джентльмен. Джентльменом был Джек Николсон».
По телемосту из Америки Джек Николсон объявляет U2, выходящих на Уэмбли. Боно буквально штурмует сцену, исполняет 'Sunday Bloody Sunday' и 'Bad' , во время последней он вытаскивает на сцену девушку из зрительской толпы и танцует с ней.

Brian May, Queen: U2 тогда были не слишком известны, и помню, я сидел, смотрел на них и думал: «Ух ты, вот за кем надо приглядывать».
В 17.40 в Филадельфии начинается выступление the Beach Boys, которые оказываются первыми в ряду тяжеловесов 60-х и 70-х.
Bruce Johnston, Beach Boys: «Мы сразу поняли идею Live Aid. Думаю, если бы Америке не был понятен смыл всего происходящего, никто бы не пришел. Но мы поняли, и это было потрясающее выступление. В основном, все, конечно, играли свои хиты».
Следом за the Beach Boys, в Лондоне играют Dire Straits, а за ними - Queen.

John Deacon: «Мы совсем не были знакомы с Бобом Гелдофом. На сингле ‘Do They Know It’s Christmas?’ мы услышали в основном молодые команды. Однако на концерт Боб приглашал много известных групп. Наша первая реакция была: «Ну, не знаем, всего 20 минут, никакой настройки аппаратуры!..»
Когда стало очевидно, что все состоится, мы как раз закончили турне по Японии, сидели в гостинице после еды, обсуждая стоит ли принять участие, поскольку организаторам нужен был наш определенный ответ, и мы сказали «да». Мы не встряли в спор, кому за кем выступать, но странно, что нам очень повезло, и мы попали в самое нужное время... в день выступления я гордился тем, что участвую в музыкальном бизнесе – такие дни наступают нечасто! Но тот день был великолепен, все выступавшие позабыли о конкуренции... Мы получили огромный заряд энергии потому, что мы увидели, насколько сильны наши позиции в Англии, и мы почувствовали, что нашей группе есть, что предложить».

Brian May: «Помню, как резко подскочил уровень адреналина, когда я выше на сцену и услышал рев толпы. Но мы энергично принялись за дело. Оглядываясь назад, полагаю, что все мы тогда несколько переволновались. Когда мы заканчивали, мне казалось, что выступление получилось несколько бессвязным. Но оно несло много положительной энергии.
Конечно, Фредди был нашим секретным оружием. Он с легкостью обращался ко всем на стадионе. Думаю, это был его день».

В районе семи в Филадельфии Чеви Чейз представляет видео Dancing in the Streets Дэвида Боуи и Мика Джаггера. Вслед за этим Simple Minds выступают в Штатах, а на Уэмбли (после небольшого ЧП с отключением электричества) – Дэвид Боуи.

Francis Rossi: «Боуи был единственным, кто был трезв, он был безупречно одет, тогда как все остальные выглядели паршиво. Я так и не смог выяснить, как ему это удалось».
Закончив свое выступление Боуи представляет репортаж компании CBC, показывающий жуткие картины голода в Эфиопии, сопровождаемые песней The Cars ‘Drive’.
Bob Geldof: «Боуи плакал... он сказал: «Я хочу отказаться от одной из песен, чтобы представить это.
Эта видеозапись стала поворотным моментом всего мероприятия. После ее демонстрации денег пришло больше, чем в любой другой момент концерта».
Jill S Sinclair, продюсер программы The Tube и Live Aid DVD: «Пола и я снимали за сценой для специального рождественского выпуска The Tube. Все интервью напоминали трёп старых приятелей: мол, как все прошло, и тому подобное. В перерыве Пола и я присели и решили придумать несколько вопросов, на которые мы могли бы получить более оригинальные ответы. В нашем списке был и такой: «Что ты собираешься теперь делать?» И первым, кого мы решили им озадачить, был Боуи. Я схватила его, а она задала наш вопрос: «Что ты собираешься теперь делать?» Он посмотрел на нее, потом - прямо в камеру и ответил: «Я собираюсь поехать домой и хорошенько перепихнуться».

The Pretenders играют в Америке, на Уэмбли за ними следуют the Who.

Brian May: «Я смотрел на The Who из-за кулис, и было очевидно, что они не ладят. Искры летели. Но это было очень увлекательно».
В Штатах Сантану сменяют Kool & the Gang и Madonna. А Уэмбли наблюдет за Элтоном Джоном, поющим в компании Кики Ди и Джорджа Майкла. Следом за ними на площадку выходит дуэт Фредди Меркьюри и Брайана Мэя, которых сменяет Пол Маккартни.

Jeff Griffin, главный продюсер Радио 1: «Когда Маккартни начал выступать был небольшой сбой электричества, и его совершенно не было слышно. Все вошло в норму через пару минут, и зрители был этому несказанно обрадованы».

Пол Маккартни заканчивает Let It Be, на подпевках у него – Элисон Мойет, Пит Таунсенд, Гелдоф и Боуи. К ним присоединяются все участники концерта, чтобы всем вместе исполнить финальную ‘Do They Know It’s Christmas?’

Bernard Doherty, PR chief: «Мое главное впечатление - это, что все прошло очень по-английски. Организованный хаос. Я должен был бежать и срочно делать ксерокопии текста ‘Do They Know It’s Christmas?’, потому что Боб вдруг сообразил, что половина музыкантов не знает слов!»

Midge Ure: «Я застрял в пробке. Люди шли домой и к метро, толпа теснилась вокруг моей машины. Двери близлежащих домов распахивались, и хозяева приглашали совершенно незнакомых людей в гости и устраивали вечеринки. Это же Лондон, тут такого не происходит. Но в тот день произошло».
Live Aid продолжается в Америке. Выступают Том Петти и the Heartbreakers, Crosby, Stills and Nash, the Thompson Twins и Эрик Клэптон. Приезжает Фил Коллинз.
Phil Collins: «Я приземлился в Нью Йорке, попрощался с Шер и отправился на стадион в Филадельфию. Когда я добрался, то понял, что речь идет не столько о моем выступлении со старыми приятелями Джимми Пейджем и Робертом Плантом, сколько о воссоединении Led Zeppelin. Я всегда знал, что по одиночке эти парни великолепны, но когда они оказались вместе над нами зависло некое черное облако. Я поговорил с Тони Томпсоном, вторым барабанщиком, и у меня создалось впечатление, что он вовсе не был обрадован моим там присутствием. Как только мы оказались на сцене, стало ясно, что выступление будет странным. Тони Томпсон просто играл, что хотел».

За Duran Duran следуют Патти Лабелль и Hall and Oates. Затем появляется Мик Джаггер. К нему присоединяется Тина Тёрнер.
Tina Turner: «Единственное, что я помню, это что умудрилась отдавить своим каблуком ногу Мика во время исполнения 'It's Only Rock and Roll'. А потом нас поместили на обложку журнала Life!»

В Лондоне 3.30 утра. Джек Николсон представляет Боба Дилана. Тот поет вместе в Китом Ричардсом и Ронни Вудом. После чего следует завершение американской части концерта.
Phil Collins: «Когда я закончил свое выступление для меня уже как будто наступило пять утра, и решил, что просто не смогу дожить до финала, поэтому вернулся в свой отель в Нью-Йорк и как раз успел застать конец шоу по телевизору. Все вышли исполнять 'We Are the World', и я увидел, что Шер стоит там и поет вместе со всеми. Она туда просто приехала!»

Наследие Live Aid ...

Harvey Goldsmith: «До той недели мы рассчитывали собрать около миллиона фунтов. Это было нашей целью. За ночь перед концертом мы с Бобом подумали, что, возможно, нам удастся собрать, миллионов пять. Никто из нас не мог предположить, сколько получится собрать на самом деле.
Думаю, что пожертвований пришло больше, чем на 140 миллионов долларов. Не хочу хвастаться, но деньги все еще приходят».

Michael Buerk: «Я не смотрел Live Aid. Я знал, что такое мероприятие проводится, но в Южной Африке его не показывали.
Однако собранные деньги помогли спасти пару миллионов людей, которые иначе бы умерли. Live Aid очень многое изменил. Но главное, чего удалось достичь, это изменений в политике Европейского Союза, особенно Соединенного Королевства, и Соединенных Штатов в отношении Африки».
Midge Ure: «Маленькая девочка, которая жила по соседству от меня, рассказала мне пару лет назад, что прочитала о нас в учебнике по истории. Она сказала, что читала учебник и увидела там мое имя. Это так странно. Я думаю, наследие Live Aid не только в том, что выжили многие, кто мог тогда умереть, но в том, что изменилось отношение молодых людей к благотворительности. Двадцать лет назад благотворительностью занимались организации вроде женских институтов, и вдруг кумиры молодежи встали и заявили: «Для нас это важно!»